Максим Аверин: "счастье, что я смогу выйти на сцены городов Израиля"


Максим Аверин: "счастье, что я смогу выйти на сцены городов Израиля"

                                                               

Сложно поверить, но в нашу жизнь действительно возвращается такое потрясающее явление, как гастроли зарубежных артистов. Одним из первопроходцев станет любимый многими израильтянами российский актёр театра и кино, режиссёр и телеведущий Максим Аверин. В нашу страну он привезет совершенно особенный спектакль «Научи меня жить», который является личным откровением артиста, его диалогом со зрительскими душами и сердцами.

Зрителей ждет полноценное театральное действо, сотканное из света и музыки, поэзии и прозы, а также монологов самого артиста, пропитанных чувствами и живыми эмоциями. Со сцены прозвучат произведения Д. Самойлова, А. Вертинского, В. Маяковского, Р. Рождественского, Б. Пастернака, песни советских и российских композиторов. Чего еще нам ждать от предстоящей встречи, Максим Аверин расскажет сам в большом интервью.

Беседовала Надя Важнин



- Максим, не скрою, русскоязычные израильтяне безумно рады новости, что возобновляются гастроли любимых артистов в Израиле.


- Для меня это не менее радостное и знаковое событие, потому что два года такого сложного ожидания, отмен, переносов и всего. Не скрою, Израиль для меня – особенная страна, как и особенна моя любовь к этой земле. Представляю, насколько публика уже устала верить в то, что мы наконец-то приедем. Сомнений, в том, что эти гастроли состоятся, нет никаких, раз уж открыли границы для вакцинированных россиян. Знаете, в этом случае я всегда ставлю в пример Израиль, как государство, которое первое абсолютно четко и слажено прошло через всю эту страшнейшую историю с пандемией.

Скажу так, я в первых рядах пошел вакцинироваться, ведь я ежедневно работаю среди огромного количества людей на съемках и в театре. Первые мои гастроли после локдауна состоялись в феврале, а потому я должен был как-то себя обезопасить. В противном случае мне пришлось бы сидеть дома, никуда не выходить, но это не для меня! Я часто общаюсь с медиками, вижу какие подвиги они совершают ежедневно и не понаслышке знаю о тех вещах, которые происходят, когда люди попадают в больницу, и когда погибают. Тут просто стоит задуматься, насколько вам дорога ваша жизнь и люди, которые вас ждут дома. И если есть такая возможность как-то себя обезопасить, то почему бы этого не сделать?

- Да, как ни крути, тема вакцинации остается довольно острой. И есть некое проявление смелости в том, что вы так открыто говорите о своей позиции по этому вопросу, не боясь, что это может оттолкнуть от вас часть публики.

— Это все глупости! Бояться здесь нечего! Я же ничего не навязываю, а просто делюсь своей позицией и высказываю личное мнение. Если меня спрашивают, я говорю об этом, но не делаю из этого социальной рекламы, боже упаси, и не собираюсь на этом зарабатывать. Я просто считаю, что нужно прислушиваться к людям, которые умнее меня в этом смысле. Например, Леонид Рошаль – великий врач. И если уж Рошаль сказал вакцинироваться, то что уж мне, человеку несведущему, ему возразить. И потом, понимаете, я хочу работать, хочу выходить на сцену и не бояться общения со зрителями, выходить на съемочную площадку. Вообще, я еще пожить хочу!


Тема важная, и дело здесь не в приплате, да я бы и не сделал никогда такого. Просто это прекрасная возможность как-то повлиять на свою аудиторию, подсказать своим зрителям, которым, наверное, интересно мое мнение. Поэтому я всегда стараюсь об этом говорить. Опять-таки, почему я ставлю Израиль в пример. В моих глазах это государство, в котором здоровье граждан превыше всего. И это прекрасно, ведь израильтяне – это большие семьи, это папы и мамы, которым еще предстоит поднимать на ноги кучу своих детишек, поэтому они никогда в жизни не будут относиться к собственному здоровью халатно.

- Максим, а если вернуться на год назад. Как прошел для вас период локдаунов? Ведь для одних он стал настоящим кошмаром, а для других – возможностью наконец-то отдохнуть, никуда не бежать, не лететь, а вместо этого провести время дома с семьей. Какого это было для вас?

- Когда началась пандемия и все эти локдауны, мои друзья думали, что я первый сойду с ума. Ну, как это можно, меня запереть, понимаете? Но я на удивление принял этот этап как-то очень спокойно. Даже с каким-то воодушевлением, подумав, что значит просто пришло время открывать какие-то новые двери. Я нашел для себя огромное количество интересных дел. Во-первых, мне как раз давно нужно было перебрать домашнюю библиотеку, а то книги уже начали выселять меня из дома. Вы не представляете, они просто были повсюду! Поэтому мне нужно было как-то их систематизировать: что-то отдать в библиотеки, что-то раздать детишкам.

Потом я засел у себя в кабинете и записал несколько циклов чтецких программ для YouTube, еще работал над новой программой, позже выпустил два спектакля: «Лев зимой» и «Лес» по пьесе Островского в Театре сатиры. Еще в прошлом году начал преподавать в институте, в котором сам учился, а в этом году получил назначение на должность художественного руководителя Зимнего театра в городе Сочи.



Поэтому не могу сказать, что я сильно скучал. Работы было много, а как только разрешили перемещаться, я доснялся в сериале «Склифосовский». Поэтому во время пандемии мне совсем не было грустно. Точнее грустно было, но совсем по другим поводам – за это время у меня ушли два старших брата.

- Соболезную...

- Все, как всегда, случилось неожиданно. В этой жизни вообще ничего не бывает предсказуемо. Что же до остального, знаете, я привык, приучил себя, что никогда не скулю. Поэтому, когда мне начинают рассказывать про какие-то горести и печали, я говорю: «Ребята, забудьте, есть вещи гораздо страшнее».

Многие люди сегодня почему-то живут с синдромом упущенного счастья. А жизнь – это и есть само счастье. Видеть родных, близких, работать, любить свою профессию. Я вот думаю: «Боже, какое счастье, как все совпало!» Я никогда не мечтал быть никем другим: ни танкистом, ни космонавтом, ни трактористом. Знал, что я буду артистом.

Даже те провалы, которые были в моей жизни, я их тоже считаю становлением. Как бы я иначе характер воспитал? Сейчас я уже сильный, мне ничего не страшно в этом смысле. Люблю, наоборот, профессиональные испытания. Мне интересно только движение вперед! Поэтому нет, во время локдауна я не скучал и в феврале был счастлив вернуться на сцену.

- И какого же это было после такого долгого перерыва?

- Все началось с периода, когда разрешили спектакли с 25 процентами зрительного зала. Знаете, для меня это было сложновато, потому что нарушена была, скажем так, система передачи энергии. Когда публики мало, плюс все сидят в масках и так регламентировано выдают свои эмоции... Я после таких спектаклей был выжат как лимон, хотя привык работать на многотысячные залы, а тут, понимаете, 25 процентов и такой вот эффект.

Театры за время пандемии потерпели большие убытки, многие люди были обанкрочены. Коммерческие спектакли, гастрольная деятельность – все приостановилось на неопределенный срок. Стало ясно, что мир уже не будет прежним. Местами было страшно, сродни кризису или военному положению. Хотя, на мой взгляд, это и была война. Да, без оружия, но при этом довольно кровопролитная. Поэтому так важно всем нам сейчас объединяться, даже несмотря на то, что все еще нужно придерживаться социальной дистанции.

- Очень важные слова, Максим! Знаю, что у вас скоро день рождения – 26 ноября. И знаю о вашей традиции – отмечать его на сцене. Более того, в прошлом году у вас было сразу два юбилея – личный и профессиональный – 45-летие, и 25 лет актерской деятельности. Получилось как-то отметить эти даты?

- Да, лучший подарок для меня – выйти на сцену в свой день рождения. К сожалению, в прошлом году традиция была нарушена. Ну, а что было делать? Когда не можешь ничего изменить, нужно просто это принять. Что же до юбилея, все же 45 лет некруглая дата, хотя, конечно, и знаковая. Важность же 25-летия моей творческой жизни, как мне кажется, исключительно в том, что она продолжается. Вот бывает едешь по Москве и видишь афиши: «Нашей группе 40 лет». Думаешь, боже, когда же вы появились? Вроде же только вчера, а оказывается уже сорок лет прошло.

Ко всем этим датам лично я отношусь спокойно. И нет никакой паники насчет моего возраста по паспорту. Мне, наоборот, нравится, что года в нем прибавляются. Во-первых, потому что репертуар пошел очень интересный. Скажем, лет 15 назад в кино мне совсем не нравилось то, что я видел на экране. С возрастом же, наоборот, пошла география лица. Знаете, как про актрису Анни Жирардо говорили: «Ее лицо – это карта Франции». Вот и мне нравится приобретать на лице эту самую фактуру. Роли с возрастом пошли очень интересные. Один только Пётр Первый чего только стоит!

- Да, наслышана о сериале «Собор» и спешу поздравить вас с его премьерой, которая состоялась 4 ноября. Интересно, чем лично для вас запомнился этот проект?

- Роль Петра оказалась для меня знаковой и важной. То, как мы к ней готовились, как проходили пробы и сам съемочный период – меня это прозондировало, взрыхлило, будто бы я вновь оказался в позиции ученичества. Все это было настоящим кайфом. Именно такие моменты мне больше всего и нравятся в профессии. Я всегда нахожусь в поиске поводов, чтобы сказать: «Ах, черт, этого я не знаю! И как же мне это сделать?»

Для артиста находиться в состоянии вызова гораздо интереснее, нежели в полной мере использовать то, что он уже и так умеет. Понимаете, в «Склифосовском» или «Глухаре», таких вот бытовых историях, можно сказать, что ты по большому счету играешь самого себя, завися только от особенностей сценария. Другое дело персонаж исторический, тем более такой! Скажу честно, я вообще отказывался ехать на эти пробы, говоря: «Нет, ребята, надо мной будут смеяться». Ведь буквально каждый человек знает, как надо играть Петра Первого, так как уже существует каноническое исполнение этой роли в кино.



- Интересно, чье же исполнение роли первого российского Императора канонично для вас?

- Например, потрясающая игра Дмитрия Золотухина в фильме «Россия молодая». Алексей Петренко также прекрасно сыграл эту роль в «Сказе про то, как царь Пётр арапа женил». Это старые фильмы, где роль Петра была блистательно сыграна. Поэтому было так страшно к ней приступать, но мне повезло с режиссером. Сергей Гинзбург – настоящий гений. Для меня было счастьем работать с ним. Благодаря нему, я со страхом, но все же впрыгнул в эту историю, что в итоге стало для меня невероятным приключением.

- Получается, результатом проделанной работы вы полностью довольны?

- Нет, ведь я еще этого результата сам не видел. Сейчас такая новая система, что сначала сериал выходит в интернете, а уже потом на телевидении. Для меня это все в новинку, но я потихонечку вхожу в систему. Вот недавно сам с удовольствием посмотрел на цифровой платформе сериал Авдотьи Смирновой «Вертинский» с молодым актером, который потрясающие исполнил роль Александра Николаевича. Вообще, это интересно – видеть картину без рекламы, которая, конечно, разрушает полотно. Ужасно, но на телевидении от нее никуда не денешься.

- Какое же счастье, что в театре тоже нет рекламы. Только антракт. В декабре вы привезете в Израиль необычный спектакль. Точнее сказать, моноспектакль «Научи меня жить». О чем он?

- Спектакль этот практически полностью мое сочинение, за исключением стихов великих поэтов. Все монологи в нем придуманы и прожиты мной. И это не просто какие-то слова, а то, к чему я шел годами. Спектаклю этому уже исполнилось одиннадцать лет. Все это время он видоизменялся, поскольку я расту, и он растет вместе со мной. Можно сказать, что программа, которую увидит израильский зритель, уже совершенно другая, в отличии от первоначальной.

- Мое внимание привлекло примечание в анонсе, что это не творческий вечер и не концерт, а именно спектакль.

- Дело в том, что когда на меня свалилась популярность, возник спрос на то, чтобы ездить с творческими вечерами, что подразумевает игру в вопрос-ответ со зрителями. Мне же тогда было тридцать лет, и я подумал: «Кто я такой, чтобы о себе рассказывать?» В итоге большую часть таких вечеров я читал произведения. Мне тогда казалось, что это своеобразная возможность делать то, чего от меня не ожидают.

Постепенно все это переросло в спектакль «Научи меня жить». Монолог, в котором я должен вступить в диалог со зрительскими сердцами и душами. Помню время, когда эта история была немного рваной, зато сейчас она обрела ту самую целостность и стала мне особенно нравиться. Но это не значит, что спектакль теперь навсегда останется таким. Он все также будет продолжать расти вместе со мной. В этом и есть могущество театра, что один и тот же спектакль всегда получатся немного другим.

- Наслышана, что вы гораздо больше любите театр, чем в кино. Это правда?

- Как сказать, вот в кино ты сделал свою работу и уже все – это навсегда. Поэтому я обычно не смотрю фильмы со своим участием. Исключение, когда мне становится интересно, как это будет сделано на экране технически, понимаете? Вот поэтому сериал «Собор» я обязательно посмотрю.

Театр же я люблю именно за живую энергию. Вот вы говорите 25 лет на сцене, а я за все эти годы так и не смог разгадать тайны, как волею судеб, движения планет, артериального и атмосферного давления, гороскопам и ретроградному Меркурию с третьим звонком открывается занавес и на твоих глазах рождается настоящее чудо. Я не понимаю, как может быть, что вчера ты играл тот же спектакль, а сегодня он получился совершенно другим. И до сих пор каждый спектакль для меня – событие. Даже несмотря на то, что я практически каждый день на сцене. Надеюсь, что это никогда не закончится!

- И вы по-прежнему волнуетесь перед каждым спектаклем?

- Ну, а как иначе? Вот ты выходишь на сцену, ближайшие три минуты тебе рады, но дальше что? Дальше ты должен завладеть вниманием зрителей, отдать им энергию и получить ответ в виде внимательно смотрящих на тебя глаз. Я не понимаю и, честно говоря, побаиваюсь артистов, которые говорят: «Да ладно, сейчас я выйду и все будет нормально». На мой взгляд, в спектакле всегда должен присутствовать некий трепет. Как хирург, подходящий к операционному столу, разве он уверен в успехе? Он сталкивается с тысячей сомнений, принятий решений, ведь в его руках жизнь человека.

Передо мной, разумеется, не операционный стол, но некое сходство я определенно ощущаю. Тем более, что последнее время у меня резко поменялся возраст аудитории, ко мне на спектакли стало приходить очень много подростков. Получается, от меня зависит, что они получат от нашей встречи. Какую «вакцину» я им дам? Например, я бы мог быть перед ними пошлым или, как сейчас это модно у стэндаперов, опрокидывать все сарказмом.

- Что вы стремитесь рассказать подросткам по средствам своего творчества? Чему научить?

- Мне становится немного страшновато от того, что в четырнадцать лет можно с сарказмом высказываться по поводу чистоты или трепета в отношении первой любви. Помню, как мы бежали на первое свидание и даже не понимали, что происходит. А происходило ведь какое-то движение души, правильно же? Теперь из интернета ты легко узнаешь, как и чего, кто как выглядит голым. Получается, уходит таинство. Таинство первого прикосновения, первого поцелуя, первого признания в любви.

Мне кажется, цель искусства – возрождать душу, лечить ее, спасать ее от невежества и несправедливости. Сегодня, покидая свой дом – свою крепость, мы оказываемся под обстрелом из равнодушия и пошлости. Понимая это, я думаю о том, как бы это пафосно не прозвучало, что я должен нести свой крест и веру, стать рупором для этих детишек, рассказать им, что есть замечательная поэзия и замечательные пьесы. Не опошлять, и по возможности приучать их к красивому.

- Мне кажется, современный человек особенно страдает от одиночества на фоне постоянного погружения в соцсети. А как вам удается справляться с окружающим информационным шумом?

- Я просто не окунаюсь в это. Я публикую стихи – свои или те, что нахожу, ведь читаю я очень много. Стараюсь рассказывать людям про какие-то места, где я бываю на гастролях. Вот этим мне интересно делиться. Для меня социальные сети – это возможность общаться с теми людьми, с которыми я годами не вижусь физически, но так я остаюсь в курсе их дел. При этом не могу понять, когда люди выставляют на всеобщее обозрение всю свою жизнь. В чем их потребность, объясните? Быть популярным?

- Чтобы видели, обсуждали и, наверное, завидовали.

- Вот мне это все и не надо. Наверняка, подобное делается от какой-то нерастраченности или от одиночества. Не хочу называть имен, но знаю замечательных, милых и талантливых людей, которые однажды скатились в полнейшую пошлятину. Ясно, что все это не от хорошей жизни. Значит человеку не хватает гармонии в душе. Понимаете, когда человек закрывается в этот электронный мир, он уже не видит ничего вокруг. Гораздо интереснее смотреть по сторонам. Видеть, как мир развивается, какие вокруг замечательные выставки, театр, кино, музыка, все это должно наоборот расширять нашу жизнь.

Мне уже 46. Жалко тратить остаток этой жизни, неизвестно сколько ее осталось, на что-то плохое, неинтересное. Вот сейчас, например, я безумно рад тому, что уже скоро прилечу в любимый Израиль! Боже мой, я так соскучился!

- И мы соскучились тоже! Любопытно, сможете ли вы вспомнить, сколько раз вам довелось до этого побывать в Израиле?

- Боюсь, и не сосчитать. Помню, как впервые прилетел, когда еще работал в театре «Сатирикон». Для меня Израиль – это прежде всего люди, в том числе мои друзья, которые там живут и работают. Израиль для меня – это Иерусалим и обязательно Храм Гроба Господня. Это моя традиция, обязательно каждый приезд посещать это место. Израиль – это путешествия по стране.

Люблю Тель-Авив, который всегда какой-то такой уютный, его набережные и бегущих по ним спортивных людей. А как у вас вкусно! Нет ничего страшнее, когда голодный после перелета заказываешь еду и думаешь: «Господи, что я натворил». Ведь если салат – это таз салата! И это прекрасно. Я вообще люблю людей, которые хорошо едят. Потому что человек, который плохо ест и не пьет, мне кажется, либо в завязке, либо у него язва, либо он агент КГБ. Наверное, я в душе тоже немного израильтянин – сначала наемся от души, а потом бегаю.

- Максим, спасибо вам за такой душевный разговор!

- Спасибо и вам огромное, мне было очень интересно и приятно. Вдвойне приятно еще и от мысли, что я все-таки полечу скоро в Израиль. И какое же счастье, что я смогу снова выйти на сцены этих замечательных городов, и повидаться со своей публикой. Потому что я точно знаю, что моя публика – особенная!

Даты спектаклей:

11 декабря, Беэр-Шева, Гехаль а-Тарбут Гистадрута
12 декабря, Ашкелон, Гехаль а-Тарбут
13 декабря, Нетания, Гехаль а-Тарбут - Аудиториум
14 декабря, Хайфа,  Зал «Раппопорт»
15 декабря, Тель-Авив, Зал «Бейт а-Хаяль»
Заказ билетов на сайте www.cruiseinter.com и по телефону 03-6960990.

Организатор гастролей Максима Аверина в Израиле – Марат Лис и компания «Cruise International».





 

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВСЕ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
ЗНАКОМСТВА
МЫ НА FACEBOOK